Лети журавушка

***

Как редки радостные дни,
всё больше дней уже печальных,
и улетая журавли
всё льют на землю плачь прощальный.

Ни от того ль встаёт туман,
что на разлуку отвечая
земля уставшая от ран
им птицу в небе защищает?-

Лети журавушка, лети…
Но как в тисках сердечной муки
твои окрепшие птенцы
кричат сегодня от разлуки.

***

Есть далекие тихие села

***

Есть далекие тихие села,
где раздолье уставшей душе,
где как море колышится поле
созревающим хлебом уже;

Где тропинки в лесу не отыщешь,
где на несколько верст ты один
земляникою радостно дышишь
среди трав и лесных паутин.

А на горке как выйдешь из леса
повстречаешь средь тонких берез
Белокаменную Невесту
всю поруганную до слез.

И от неба идущим звоном
всколыхнется живым в душе
жажда жить по другим законам,
а ни как ты привык уже.

Когда бы матери совсем не умирали

***

Когда бы матери совсем не умирали,
когда б их сердце билося в груди.
когда б они всегда благословляли
идущих нас в далекие пути.

Когда б мы знали, что живые мамы
печалятся о нас в ночной тиши,
и мы на расстояньи телеграммы
окликнуть можем, чтоб они пришли.

Когда бы мы прижавшись к их коленям
забыть могли все горести свои,
и их тепло приняв в свое спасенье
ушли, как дети, непробудно в сны.

Останься, мама, тихая в моленьях,
чтоб мне сиротство горькое не пить,
чтоб я могла в твоих живых коленях
и плакать, и прощение просить.

Когда бы матери совсем не умирали…

***

Попали во мне страсти, Господи

***

Попали во мне страсти, Господи,
попали во мне злые помыслы,
чтобы слышать в сердце голос Твой
и бежать от чужого голоса.

Чтоб дорогой идти спасительной
от лжепастырей защити меня,
потому что цена ошибок их
может к вечной вести погибели.

Заблуждается мир о истине
Слово Божие не вместив в себя,
плотью водится, плотски мудрствует
не юродствует, а безумствует.

Забери меня, Христе Боже, мой
из ночей земных в светлый мир иной.
Страшных бед избавь, от зверей спаси,
как овчу меня на плечах неси.
***

Сальери

***

Зачем опять пришёл Сальери,
и я открыл ему на стук?…
Под клавесин мы вместе пели
и услаждали пеньем слух;

Он братом мне опять назвался
и сладких слов мастил елей,
но вдруг убийцей оказался
от скрытной зависти своей.

Я принял вновь его как друга
и люб он был моей душе,
а он в немыслимом недуге
держал в ладони яд уже;

И дав испить смотрел как быстро
уже угаснет жизнь моя…
Он приходит, чтоб снова тихо
уйти в предел небытия.

***

Не тревожься,мама

***

Не тревожься,мама, что я встала рано.
На душе все та-же разболелась рана.
И душа все плачет, и на сердце горько,
я сегодня, мама, не спала нисколько

Я сегодня,мама,думала о рае
и о том,как трудно на земле бывает;
Что ,бывает, словом люди убивают,
что бывает взглядом сердце разрывает.

Тяжело мне,мама, что не знаю сколько
мне среди напастей подвизаться столько.
Что нас ждет с тобою на земле,родная?
Только знаю,мама, есть страна другая:

Высоко на небе,где не хватит взгляда
город есть прекрасный окруженный садом,
в нем река теченьем ускоряет волны,
в нем святых селенья от скорбей свободны.

Там никто не плачет, там никто не болен,
там большой малый счастлив и доволен.
Там дома из злата и красивых камней,
и у всех одежда драгоценных тканей.

Город тот сияет несказанным светом,
Ангелы и люди вместе в граде этом,
Это, мама, раю, несказанный раю
я туда всем сердцем, мама, поспешаю.

Все, кто любят Бога путь туда находит,
и никто со злобой в город тот не входит.
Тесно здесь и трудно, скорбь одолевает,
а печаль по рае сердце согревает.

Нам туда с тобою поспешать бы дружно.
Ничего другого брать с собой не нужно.
Не грешить бы только, Бога славословить,
и незримый храмик в сердце Богу строить.

И пускай все стрелы враг тогда в нас мечет
Бог все наши раны вскорости залечит.
Кто живет по жизни в сердце с божьим страхом
Он за тех воюет с этим супостатом.

Высоко на небе, где не хватит взгляда
город есть прекрасный окруженный садом.
Нам туда с тобою поспешать бы дружно,
ничего другого брать с собой не нужно.
***

Пой псалмы неспешно, друже

***

Пой псалмы неспешно, друже,
ум и душу услади.
Тихой песни очень нужно
сердце тихое внутри.

Чтоб словам пророка вторить
и его речам внимать,
чтобы Бога славословить
и врагов одолевать.

Чтобы пеньем ежедневно
ленный дух свой укреплять,
чтобы ангелов смиренно
этим в помощь призывать.

В сем большое утешенье
для себя находит тот,
кто с усердным псалмопеньем
каждый Божий день живет.

***

Где чистые песни Полесья

***

Где чистые песни Полесья
в ручьях леденящих звенят,
где светлая синь поднебесья
окрасится в алый закат,

Там часто летает орлица
и кружит над скрытым гнездом-
крылатая сильная птица
своих защищает птенцов.

Надежно хранит ее тайну
вершина высокой сосны,
но дружно гнездо покидают
окрепшие в силе птенцы,

и эхом разносятся крики
в просторы таежных лесов-
над краем огромным и диким
парящие тени орлов.

Пошла поэзия в товар

***

Пошла поэзия в товар-
свою теперь имеет цену,
чтоб малый выдать гонорар,
как девку жалкую разденут.

Цена искусству-медный грош,
и каждый крутится как может,
поэтом вряд ли проживёшь,
поэты хочут кушать тоже;

И вот ревнители словес
себе изыскивают муку-
как совместить лихой прогресс
и сочинительства науку?

Но вдохновенье не товар,
его по полкам не разложишь-
сегодня ты имеешь дар,
а завтра ничего не можешь.

***