Архивы категории: Пейзажная лирика

Поющие горы


***

На склоне каменистом, где ветры и птицы
деревья раскинулись тенью ветвистой;

Бушующей зеленью, в скальной породе,
с чарующим пением в дикой природе.

Как корни ушли их в недвижимый камень,
они объяснить не сумеют и сами;

Живая природа живёт по закону,
где жить допускается рядом другому.

Живое с живым слито в тайне единой,
и лес вырастает на скалах предивно;

Под крики орлов, завывание ветра,
волнуются стройно зелёные ветви.

Поток водопада стремительно громко
стекает ручьями в расщелинах звонко;

И в гулком безмолвии вздыхают и вторят,
и птицам и лесу поющие горы.

***

На рассвете, по быстром течении…


***
На рассвете, по быстром течении,
в лёгкой дымке стремление реки,
красота берегов в отражении
с тихим плеском прибрежной волны.

За высокою далью теряется
бесконечная цепь облаков
и берёзы ветвями ласкаются,
только чуть, зазеркалия вод;

И в туман молодецки обряженный,
просыпается девственный край,
золотистой зарёю украшенный
по шелковым и буйным кудрям;

Долготою дорог препоясанный
дарит нежно свои васильки,
и с восходом всё сватает, сватает
красоту беспредельной земли.

***

Встречу ночку на печи


***
Снег да поле, бело бело
всё окутала зима,
ясно ясно с чёрна неба
смотрит белая луна.

Впереди лежит деревня,
тонко курятся дымки,
из оконец кое где- то
тускло светят огоньки.

Хорошо в такую пору
встретить ночку на печи,
да под мирны разговоры
лопать сдобны куличи;

Эх, как ласково обымет,
отогреет русска печь,
протомит бока и спину,
так, что вся хвороба с плеч…

Вся расписана узором,
с пёстрой шторкой на боку,
с трёх поленьев в лютый холод
нагревает всю избу.

Кошка щурится дозором,
пляшут тени от свечи,
и хозяйским уговором
стелют гостю на печи;

Задремается с устатку…
под какую рукодель
бабка сказывает сказку,
за окном гудит метель.

То баюкает, то стонет
с завыванием труба,
дом в протяжном храпе тонет
до белёсого утра.

Громко скрипнет половица,
звякну в тишине ковшом,
в кадке сладкая водица
сладко пахнет молоком.

***

Мне часто грустить о родной стороне

***
Мне часто грустить о родной стороне
приходит на память берёзовый лес,
в желтеющей ниве большие поля,
приходит на память родная земля;

Река с белой дымкой над кромкой воды,
плакучие ивы в объятьях травы,
закатами алыми, красной луной,
приходит на память мне берег родной.

И снова иду я тогда не спеша
на жёлтый песок моего Иртыша,
где сосны с обрыва нестройной канвой
поют переливом про край мой родной.

***

Захолустье


***

Печален путь порой осенней
меж опустевших деревень,
дороги в зарослях деревьев
и тишина на всякий день.

Уж не услышишь резвых троек
под бубенцами, на пролёт,
никто не сватает девчонок,
не слышно песен у ворот;

Ершится старая деревня,
дощатых крыш торчат вихры,
заборы выломало время,
живут тут бабки, да деды.

Уж не мычат как встарь коровы
и куры редки по дворам,
и поросятам у забора
не дашь щелчка по пятакам.

Пыхтит и силится деревня
трудами ветхих стариков,
а молодое поколение
ушло на волю городов;

И тут не очень- то сгодился,
уж не своё, так не своё….
всё горше вспомнить где родился,
да не начнёшь снова житьё.

Стоят разваленные хаты,
со стен сквозь временной пролом
глядят на небо фотографии,
да никому не нужный лом…

Курятся тоненько избушки,
где есть живые по дворам,
угрюмо молятся старушки
по почерневшим образам;

В такую пору в захолустье
без вездехода не пройдёшь,
а постучишь, радушно впустят,
да всё за здорово живёшь.

***

Рассвет


***
Рассеяв с силой мрак ночной
рассвет ступил на край земной,
исчезли звёзды, и луна
погасла, сделалась бледна.

В кипучем зареве огня
дышала нежная земля,
и обдавая тишиной
росой ласкала край лесной;

И он очнулся, он ожил
и шумно, как, заговорил
храня притрепетный покой
к земле, и к выси голубой.

Над ним плескала свет заря
и эхом вторила земля,
на росных травах и листве
сиял сапфирами рассвет.

***

Мосты


***
Шагаю по зиме, по снежному накату,
по улицам безлюдным с звенящим сквозняком,
и скоро, по пути, встречаю мост горбатый
над железнодорожным полотном;

Там, на верху, особенно свирепо
шквал ветра ударяет с силой в грудь,
дерёт лицо колючей крошкой снега
и фонари прожекторами бьют.

Там гул пустынный зев свой отваряя
глотает сходу ленты поездов,
и долгими гудками удаляясь
они мелькают в зареве мостов…

Пространна ночь, и в облаке морозном
пустынных улиц тайные ходы
влекут в себе теней метаморфозы
на длинные и чёрные мосты.

***

Бычуля


***
Вечерело. В стареньких домишках
по округе загорался свет,
дед одетый в ветхое пальтишко
доставал с карману свой кисет;

Он не любит сладки сигареты,
то ли дело крепка табачка,
самокрутку сделал из газеты,
да глядит на грустного бычка.

Тот с верёвкой свился у забора,
крепко встал, как вкопанный стоит,
вот, его себе для разговора
дед приметил на запасный вид.

Сел на лавку, покряхтел, да крякнул:
» Что, бычуля, как оно житьё?-
вижу, справно, крепкий ты да гладкий,
травку, вон, молоденьку жуёшь;

А мене, скажу, такая мука,
с бабкой своей сладить не могу,
как взбесилась глупая старуха,
то ей то, то сё, невмоготу.

Нет, чтоб век дожить, уже, спокойно,
да всё надо, чтобы на показ,
чтоб людей могла принять достойно,
чтоб всё ёный радовался глаз;

Бабья доля тряпки да кастрюли,
а она , вон, выдумала чо,
чтобы газ ей в хату протянули,
и водопровод потом, ещё.

То ли дело, в котелке, на печке
щи стомить, да хлеба испекчи,
а от газу что?- горит как свечка,
да воняет, в хату не зайти;

Ране, то, всё по воду ходили,
коромысла справны в изразце,
да, так, у колодца и сдружились,
а от туда сразу под венец…

Эх, бычуля, жизнь была другая,
молодые годы, ни как щас,
как проснусь, всё знаешь, размышляю,
может быть в последний это раз?…

Ты меня не слушай, мне за бабкой
ой, как жизнь досталась хороша,
всё то у ней ладно, всё в порядке
и по сердцу больно хороша;

Так бы и обнял её покрепче,
так ты знаешь сердце заберёт…
только прыть, уже, не та, что прежде,
как, ни как, а девяностый год;

А как назовёт меня- бычуля…
ласково, что в прежние года,
всю душевну тяжесть уврачует,
и как мал я делаюсь тогда»…-

А бычок глядел не отрываясь
как у деда пыхал огонёк…
тут луна над крышей показалась,
и, ещё, один прошёл денёк.

***

Стоят беспечальные сосны

MAC_0311b_ 077

***
Стоят беспечальные сосны
угрюмо под ясной луной,
и так величаво спокойны
в бушующей силе ночной;

Они возвышаясь громадой
как волны послушно идут,
просторов других серенаду
ночною порою поют.

И слаженность этих звучаний
как отзвук пучины морской,
в рассеянном лунном сиянье
напомнят мне шумный прибой;

И с жадностью звукам внимая,
на сильных протяжных ветрах,
по лунной дороге шагаю
в холодных сибирских снегах.

***