Архивы категории: Философская лирика

Да пусть не будет жизни отчуждения


***

Да пусть не будет жизни отчуждения,
Грядущий миг, исполни торжество,
дай лёгкость мне в моём изнеможении,
пусть будут в сердце радость и добро;

Кончина дней мне видится всечасно,
о, горе мне в бескрайнем забытьи,
мой голод по несбыточному счастью
и жажда по несбыточной любви.

Зачем пришёл я в мир своих иллюзий,
обременённый злобою людской,
хочу того, чего со мной не будет,
и жду, чего не сбудется со мной;

Я сам себе загадка в утешение,
я сам себе причуда без помех,
грядущий миг- желание наслаждения,
а прошлый- сожаление о себе.

***

Какая есть умильность в стариках


***

Какая есть умильность в стариках,
какими б они ни были по сути…
когда сияет радость в их глазах,
то, то уже, не старики и не старухи.

Когда их осияет светлый миг,
отходит от них желчность и брюзжание…
недавно улыбнулся мне старик,
и как сиял он в этом осиянии;

Блеснули радости безбрежные лучи,
и, вот, и я весь радости исполнен…
они другие, наши старики,
когда мы их не злим, не прекословим;

Какая тяжесть в их коротких днях,
как бесконечно мы им задолжали…
а им охота малости от нас,
чтоб мы их берегли и уважали.

***

Портреты


***

Не смотрю я на лица людей,
нет симпатий по признакам зримым,
каждый пишет портреты себе
своим почерком неповторимым;

Что он есть, то и движет душой,
что на сердце, то скажется в слове,
тут набросок первичный простой
не затейливо, скоро, готовый.

Кто-то чисто без фальши живёт,
даже в свете софитов и рампы,
ну а есть те, кто искренне лжёт
и фальцетом поёт дифирамбы;

Я на внешность закрою глаза,
сердце лучше читает портреты…
и, поверьте, ещё никогда
не ошибся я в жизни при этом.

***

Уносимая ветром


***

Мне сильные ветры для силы нужны,
и я в них преграды не зная,
вхожу своим сердцем в покой тишины
житейский покой отвергая.

О бури судьбы разбиваются в прах,
и я уносимая ветром,
держу запасной парашют на плечах
мечтой и надеждой одетый.

Я знаю, я верю, спасителен он,
вверяя себя без остатка,
и жизнь ослабляет на горле моём
свою нерушимую хватку.

***

Негой тихой ласкается утро


***

Негой тихой ласкается утро,
солнце светит в оконный проём,
ожидания светлое чувство,
будто чудо случится со мной;

Переполнено сердце до края,
провожаю мгновений полёт,
будто радость весны молодая
не прошла, а вот только придёт.

Не болят, не тревожатся раны,
на душе непривычный покой,
как тогда, когда папа и мама,
были живы и были со мной.

***

Мой парус забава жестоким ветрам


***

Мой парус забава жестоким ветрам,
но он не боится простора,
он смело идёт на большой океан,
на шквальные ветры и штормы;

Он любит свободу, он любит волну,
и смело борьбу принимает,
он знает, что шторм покорится ему,
и прямо на гребни взирает.

Он еле приметен в стихии такой,
но с каждой секундой смелее,
шумит и поёт над моей головой,
хоть ветер становится злее;

Он рвётся, отчаянно, быть на волне,
он шторм оседлает уздою,
он выдержал крен на крутом вираже
и плачет солёной слезою.

***

Свобода как крылья


***
Свобода для птицы
как выдох и вдох,
ей снится
ласкающий грудь ветерок;

Ей небо открыто
в свободе своей,
и вольно и тихо
течение дней.

Она забывает
тревоги на миг,
как в небо взлетает
на крыльях своих;

И с силой раскрывшись
стихии родной
не ждёт и не ищет
свободы иной.

………………….

А я человек,
от чего же и мне
так часто охота
летать в вышине?-

Свобода как крылья,
и каждый полёт
за малым усилием,
как выдох и вдох.

***

Созерцание


***

Минуты шли, и я скучал,
небесный свод венец венчал,
в апрельском нежном забытьи
искал я к мудрости пути.

Томилось сердце, и без дел
мой праздный ум хмелел, хмелел,
ревнивый трепет бытия
скользил не трогая меня.

Я был один среди людей
и созерцал в пустыне сей
то силуэт в ряду картин,
то смутный лик своей судьбы;

Нечёткий контур исчезал,
как только взгляд я направлял,
в тумане будущность свою
….не разгляжу….

Сияло солнце, горизонт,
я видел, в облаках плывёт,
всё дальше взгляд, всё тише день,
и…..лень, безудержная лень.

***

Мои неизвестности


***

Люди, люди….таинственность судеб,
откровенности прожитого,
от чего так хочется знать, что будет,
и убегаем от прошлого?

В чём, она, изменения судеб, суть?
Это как покорившийся город-
мало что там открыто по сути,
разве только ворота.

И я не исследую мои неизвестности,
нисколечко, нет, ни сколько,
стараюсь, честно, не потерять человечности
из сердца, а не из облика только.

А судьбы наши зависят от многого,
но всё же важно помнить главное-
что первое в жизни это ни золото,
а все-же… дыхание.

***