Архив метки: память

Осень сбросила с плеч багряницу


***

Осень сбросила с плеч багряницу,
ветер кружит пожухлой листвой…
а ты жил на земле словно птица
в вольном небе красы луговой.

Помнит Русь твою чистую песню,
только петь её мог ты один,
не хватает запала поэтам
до твоих подниматься вершин;

Не хватает им силы и воли
на простор поднебесный взойти,
и любить свою русскую долю,
так, чтоб в мысли с креста не сойти.

Как и прежде дороги в ухабах,
и есенинских лет пересуд…
а поэты ругаются матом
и страдает в неверии Русь.

***

Люблю как сосен ровный строй

***

Люблю как сосен ровный строй
глядит с обрыва над рекой,
песчаных берегов кайму
одетых чудно в тишину;

Люблю рассветною порой
здесь слушать птиц звенящий хор,
и с тихой грустью на закат
глядеть как в даль бежит река…

И погружаясь в волны лет
смотреть печально им во след.

***

Бесприютная степь


***

Кто вам скажет о воле степей,
вы не верьте тому, вы не верьте,
на просторах казахских полей
воля лишь в ожидании смерти…

Там уныние полощет ковыль,
птица рвётся лететь безвозвратно,
там ветров леденящая стынь
беглецов возвращает обратно.

Там стреноженных грустных коней
отпускают пастись на лужайке,
под поющие звуки ножей,
то, что точат на праздник хозяйки;

Облака словно цепи оков…
мир душе в тех местах бесприютен,
кроме как у немногих крестов,
где покоятся русские люди.

***

Бывшие


***

Нас учили, что они тираны,
ненавистники народа и убийцы…
отчего же же так светлы в тяжёлых рамах,
на полотнах тёмных эти лица?

Благородство профилей не сгладишь,
и не скроешь в рваные одежды,
и лишившись родины, однажды,
они любят Родину как прежде.

Те, кто выжили случайно в мясорубке,
и успели вырваться хоть бегством,
те не судят одержимых судей,
за своё погибшее наследство.

На пустынных улочках Парижа,
Барселоны, да и много где-то,
отражают окна и витрины
их потомков русских силуэты…

Далеко Отечество, и близко,
и всегда жива Россия в сердце,
только шрам былого коммунизма
никогда уродством не исчезнет;

Ну а те кто пали в этой битве,
навсегда в земле родной остались,
их живые жаркие молитвы
угасили красный адский пламень…

Нас учили, что они тираны,
ненавистники народа и убийцы,
а они священным фимиамом
защищают русские границы.

***

Берёзовых веток на веник


***

Берёзовых веток на веник
для баньки, цветочков на чай…
я крыши родной деревеньки
увидеть хочу невзначай;

Прольёт аромат медуница,
в объятиях щедрот полевых
журчит ледяною водицей
знакомый целебный родник.

И сколько по миру скитаться
меня не водила судьба,
но снова зовёт повидаться,
до слёз, моё сердце сюда;

И я пролечу километры
за дальние дали земли,
чтоб снова в объятиях ветра
упасть на ладони твои.

А ты расплескаешься звоном
и брызнешь вечерней росой,
и будет душа невесомой
как птица порхать над тобой;

Прольёт аромат медуница,
в объятиях щедрот полевых
обдаст ледяною водицей
знакомый целебный родник.

***

Стоит Петербург в отражении вод


***

Стоит Петербург в отражении вод
под рябью былых лихолетий-
крушения культуры великих эпох
безмолвный и верный свидетель.

Остались как след и дома и дворцы,
и память родов и сословий,
духовные ценности целой страны
и крепкая закваска истории;

А чёрные судьбы и горький урон,
без прежних достоинств и силы,
как кляп для истории новых времён
в потере не-восполнимой.

Что может народ порубивший сполна
у древа живейшие корни?-
великая, прежде, держава, сама
упала по воле народной.

Чистейшая мудрость своих праотцев
несла просвещение России,
но встал как медведь разъярённый народ
порушив родные святыни;

А те, кто дразнили его на цепи
ступили ногами на горло,
и гордое знамя своё вознесли
окрашенное кровью народной.

Порушенное не восполнишь ни чем,
и прежних высот не достигнешь,
но в отпрысках слабых на древе времён
я вижу былую Россию…

Стоит Петербург в отражении вод
под рябью былых лихолетий-
свидетель культуры великих эпох
и нового века свидетель.

***

Утро тихо, утро ясно


***

Утро тихо, утро ясно,
в легкой дымке вольный дол,
застилает небо красно
изумрудный свой подол;

Деревенек круты боки-
вид старух на стороже,
как с высокого пригорка
всё разведали, уже…

Ряд домишек в перекосах,
будто в пляске под гармонь,
из заборов буйны косы
плющ пустил траве в догонь;

Подойдёшь к такой избушке,
под воротами скамья,
куры, топчутся, несушки
под надзором петуха.

Любопытные детишки,
пацанята- сорванцы
загалдят как воробьишки
поднимая шум и пыль;

Вот, подсолнухи поднялись
поспевая вкруг дворов,
от жары идёт усталость
в шумном выдохе коров…

Обниму тебя, деревня,
всею силою своей,
как не косит травы время
в светлой памяти моей;

У колодезной прохлады
смотрит око глубоко,
и вода в ведре, что надо,
сладкая как молоко.

***

Улетают короткие вёсны


***

Улетают короткие вёсны,
и строчат пулемётом года,
только память отпустит не просто
пережитое сердцем тогда;

Хлопнет залп салютуя победу
и раскроются в небе огни,
это мне от погибшего деда
эти тихие мирные дни.

Нет костров и не видно пожарищ,
нет воздушных тревог в тишине,
от чего тогда слово «товарищ»
откликается живо во мне?-

Видно их не прожитые вёсны,
не прожитая ими любовь
отражается горько и слёзно
в поколениях будущих вновь.

***

Негой тихой ласкается утро


***

Негой тихой ласкается утро,
солнце светит в оконный проём,
ожидания светлое чувство,
будто чудо случится со мной;

Переполнено сердце до края,
провожаю мгновений полёт,
будто радость весны молодая
не прошла, а вот только придёт.

Не болят, не тревожатся раны,
грусти нет на душе никакой,
Как когда-то в объятиях мамы,
тихо тихо ласкает покой.

***