Гудит мостовая, несутся кареты…


***

Гудит мостовая, несутся кареты,
едва не попав под колёса пролётки,
она прижимаясь к стене на проспекте,
смотрела на жизнь без конфетной обёртки.

Как будто захлопнули добрую книжку
и ей на глазах открывают другую…
ещё не гонялись за нею мальчишки,
и слёз не роняла на мостовую…

Она ещё помнит шуршание складок,
и руки привычно при виде ступенек
хотят приподнять долгополое платье,
а ловится воздух в порыве смущения;

Теперь ни к чему ни манеры, ни шляпы,
теперь вместо спальни открытое поле,
и хрупкие плечи подняли распятие
за муки нежданно открывшейся боли…

Закрылась страница…второе рождение
она принимает как тайну крещения,
теперь больше нет о себе попечения,
для всех умерла эта бедная Ксения.

Вдовством прикрывая себя как вуалью
она отдаёт в поругание свету
всё то, кем была…и дырявою шалью
толпу удивляет на людном проспекте…

Прости, дорогая, как много и горько
в тебе отзовутся жестокие зимы…
а ныне глядишь вслед нежданной пролётке,
спасённая только что Ангельской Силой.

***