Ручей

***

Был чист и звонок радостный ручей
и подавая всем свои объятия
он убегал легко среди полей,
где у реки встречали его братья;

Они несли ей чудный перелив
и исполняли свежестью и силой,
и та им глубину свою открыв
на волнах далеко их уносила…

Как хорошо приникнуть к берегам
и чистотою речки утолиться,
и грусть свою пуская по волнам
в её водах ожить и обновиться.

***


Лодка и море

***

Стояла полная луна
дорожкой на воде сверкая,
и за волною шла волна
песчаный берег омывая;

Качаясь сонно на плаву
грустила шлюпка одиноко,
и ночь на тихом берегу
блистала звёздами высоко.

Лишённый сна шумел прибой,
и лодку к берегу бросая
волна влекла её с собой
надежду хрупкую давая…

Ах, если б не держал канат,
по лунным бликам торопливо;
она бы смело наугад
на эти волны устремилась;

О, как бы ветер подгонял
её в желании простора,
и сей измучивший причал
она б увидела ни скоро…

Она смотрела в темноту,
где море слилось с небесами
и налетая на волну
грустила долгими часами…

Но утешением было ей,
и пущей тайной от причала,
когда в собравшейся воде
на днище звёздочка мерцала.

***


Смягчить удар… не передать другому


***

Смягчить удар… не передать другому,
и удержать его в самом себе…
чтоб не подвергнуть и тебя такому
не расскажу об этом я тебе…

Оно быть может всё-таки настигнет,
и тучею безудержной найдёт,
но пусть теперь любовь и радость жизни
не омрачает то, чего не ждешь;

Пусть ты ещё прекрасное лелея
не знаешь боль какую знаю я,
тебя жалея….и тебя жалея
её в себе сегодня удержал.

***


Одному маститому поэту

***

Ты грустишь на пятой Авеню
слушая рапсодию Сен-Санса,
я смотрю на полную луну
уминая редьку с хлебным квасом…

Ты стеснял себя воротничком
одевая галстуки амбиций,
я ж ходил по полю босиком
и питался пышностью традиций…

Ты уже скопил на небоскрёб
изданных своих произведений,
я же неизвестный стихоплёт
у своих непризнанных творений…

Мне не светит звёздный пьедестал,
звания и прочии отличия,
я как те, кто лиру не предал
в угождение нравам и приличиям;

Почестей холодный пьедестал
не протянет мраморную руку
тем, кто ей в ладошку не совал
чванство, раболепие и скуку…

Ты грустишь на пятой Авеню
ожидая музу с сигаретой,
я же, у поэзии в плену,
не мастит… как прочие поэты.

***


С горьким сердцем скажу, без утаек


***

С горьким сердцем скажу, без утаек,
как в безверии и худости злой
погибает народ наш от пьянок
и давно исстрадался душой;

По сиротски пустеют деревни,
вдоль пустынных и серых дорог,
лишь бурьяна холодные тени
бьются в стены разбитых домов…

Но обласканы солнцем летают
ещё птицы в безветрии крыш,
чудно ласточки гнёзда свивают,
и звенит беспредельная тишь.

Слышно, тянется тонко и зыбко,
с ранним солнышком ласточки песнь,
и берёзы качаются гибко
Распуская зелёную тень…

А под небом плывут величаво
Золотистые главы церквей,
И задумчиво и печально
На российских глядят сыновей.

***


Люблю я лес вечернею порою


***

Люблю я лес вечернею порою,
когда зелёный сумрак глубоко
окутывает воздух тишиною
и на душе торжественно легко;

Когда в благоухающей прохладе
вдруг запоёт печальная свирель
и облако блаженства и отрады
исполнит вдохновения птичью трель…

Когда вздыхает лес и чутко чутко
склоняя свои ветви надо мной
вдруг возвращает сердце на минутку
в глубокий и незыблемый покой.

***


Песнь о славном граде Китеже

***

На край веков плывёт моя ладья…
зеркальных вод не тронутых течением
земные ограждают берега
и тайны скрытой ветры дуновения.

………………………..

Причал любви хранит свою печаль,
и в памяти доискиваться тщетно
чего не видел и чего не знал,
того и вспомнить будет невозможно…

Но летопись историю хранит,
и всяк умом прочтет ея страницы,
и будет даль невидимую зрить,
и духом полетит туда как птица…

1

Издревле озеро чудесно Светлояр
известно красотою и загадкой,
здесь Китеж-град святынею стоял
и Русь святую озарял лампадкой;

Церквей злачёных были купола
и лился звон чистейший с колоколен,
прекрасные стояли терема
и жил народ всегда по Божией воле.

Считался Китеж сердцем всей Руси,
сокровищницей истины духовной,
стекался люд сюда со всей земли,
с молитвой, верой и поклоном слёзным;

Но бедствий час Руси не миновал,
и полчища татар родную землю
набегами нещадно осаждал,
и сеял смерть, страдания и скверну.

2

Заслышал хан Батый, как на Руси
жемчужница есть христианской веры,
и вознамерен был с лица земли
смести её пожаром и набегом…

Хан видел цель, и яростью палим
идя на Китеж с лютою ордою
всё оставлял лишь пепел позади
и жаждал новой крови пред собою;

И умолкали там колокола,
и насмерть разорённые селения
стояли как пожжённые поля,
под горьким дымом стихшего сражения.

Рыдала Русь, и этот скорбный плач
не властен был преградам и границам,
он полчища Батыя упреждал
немолчным криком раненной орлицы…

3

На светлый град нашла орлицы тень,
и солнце лучезарное укрылось,
тяжёлой скорби был исполнен день
и небо сплошь всё тучами покрылось;

Уже в его лесах ходила смерть,
и тишина стояла перед битвой,
и шёл набат тревожный от церквей,
а в них народ честной стоял с молитвой…

Пошли в сражение все богатыри,
и пали тут как смытые волною,
за ними грудью встали мужики
держа врага несметного собою…

Когда последний пал из них в бою,
то жёны одевая их доспехи
с мечами вышли к грозному врагу…
остались только старики и дети…

Мужайся люд!- сквозь тучи облаков
достигла неба чистая молитва,
младенческие слёзы стариков
исход решили этой страшной битве…

4

И град исчез… сошёл густой туман,
слышны лишь были колоколен звоны…
и ужаснулся страхом тогда хан
и спешно отступил со всей ордою;

Источники забили из земли
и прекратилось страшное сражение,
и хан увидев воду отступил
признав нежданным это поражение…

Вода же из земли всё шла и шла,
и озеро большое получилось,
назвали его люди Светлояр,
как свет и ярость здесь соединились;

И ныне в отражении чистых вод
видны бывают купала и башни,
и красота старинных теремов,
телеги, люди, даже скот домашний…

И так веками бережно храним
святится град нечаянным спасением-
врагам не видно сердце всей Руси,
а Русь жива его сердцебиением.

……………………………..

Легенду оживляемую былью
хранит в тиши озёрная вода,
и по пути открытому незримо
на край веков несёт меня ладья.

***


Минуты покоя от ран и злодейства…


***

Минуты покоя от ран и злодейства…
приют обретая на малое время,
заботою доброй святого семейства
забыла про беды она на мгновение;

Ни кем не одёванной боле рубахой
заботливо люди бедняжку одели,
и то была самая малая плата
за доброе сердце в слабеющем теле.

Она не противилась смертному часу,
она не боялась, она ожидала…
Присела на краешек белой кровати
пока её бегло рука рисовала…

Она не противилась их пожеланию,
держала в уме невозвратную дальность…
хотела согреть их перед расставанием
оставив портрет свой на добрую память…

Прощания не будет…разлуки ничтожны,
когда впереди бесконечная вечность…
Не верьте, кто хочет! Любите, кто может!…
почила о Бозе блаженная Ксения.

***


Я как Пётр отрекался…


***

Я как Пётр отрекался, и как он утопал,
как пытливый Фома доказательства ждал,
как Закхей забирался повыше толпы
разглядеть вожделенного Бого черты;

Как Мария Христа лобызала стопы
и расслабленным ждал возмущения воды,
я как страшный Варрава в возвышении зла
получил несказанное за подвиг Христа.

Я как этот слепец, что сидит у ворот
и как Марфа полна суетливых забот,
и я там со Христом в Гефсиманском саду
и я следом за Ним на галгофу иду;

Я среди прокажённых сухих и больных,
я средь тех, кто написаны в книге живых…
Слава Богу!.. я здесь, а ни там, и ни с теми,
кто предали Христа отвержением веры.

***