Вечер сиренево сумерки сеет


***

Вечер сиренево сумерки сеет,
хлад голубой тихий город накрыл,
жёлтый фонарь бледно-розовый веер
над одинокой скамьёю раскрыл;

В маленьком скверике грусть и уныние,
осень и здесь заявила права,
в стриженных кустиках выгнула спину
редким прохожим пустая скамья…

На длинных дорожках листвы куролесица,
ветер как дворник метлою метёт,
в фартуке белом сорока предвестница
первый мороз на хвосте принесёт.

***


Боль Христа

***

В одном увидев малое зерно
я оросила хладом и презрением,
и так погибло малое оно
в обиде, суете и заблуждениях;

Другое было с маленьким ростком,
искало доброты, тепла, участия,
но в сумасбродстве гордостном своём
я вырвала с корнём всё в одночасье.

Другим в нужде их предпочла себя,
чем оттолкнула в темноту и холод,
закрыла своей жадностью Христа,
чем обрекла их на духовный голод;

А тех, других, что от своих грехов
с трудом пришли из мрака заблуждения
я оттолкнула как еретиков
своим зазнайством и пренебрежением…

Потерян счёт…развязка коротка…
погибель неминуема и вечна…
я в них не разглядела боль Христа
за каждого под небом человека.

***


Завет

***

Ты с надеждой глядишь и тревогой
всякий раз провожая на сечь,
я же силой Великого Бога
тьмы врагов отряхаю от плеч;

Я ещё повоюю немного,
а когда же свой шлем уроню
ты тогда в знак сыновнего долга
надевай как защиту свою.

Пусть кольчугой бесстрашие будет,
крепкой верой несломленный щит,
будем крепко стоять друг за друга
под прикрытием наших молитв;

А когда я ураненным тяжко
повлекусь на землицу прилечь,
подыми высоко и бесстрашно
моей веры зазубренный меч.

В лютых схватках бывают победы
и погибшим в неравном бою,
оставляю в завет тебе веру
как украшену златом ладью;

Поплыви в ней легко и бесстрашно
осиянный любовью с небес,
пусть хранит на груди под рубашкой
завсегда тебя маленький крест.

***


Добрый дар

***

В густых садах, где тень зелёной аркой
и солнца блик играет на плодах,
горит огнём призывисто и ярко
румянец яблок в шёлковых листках;

И сок плодов наливистых и гладких
уже влечёт под тонкой кожурой,
так прежде взгляд вкушает его сладко,
потом и я тянусь за ним рукой…

Сквозь тень и свет порывисто и нежно
играет ветвь оставшись без плодов,
и добрый дар влеку к себе поспешно…
и радуюсь от множества даров.

***


В белой дымке дремлет берег


***

В белой дымке дремлет берег
да берёзки шелестят,
как в рубахах белых девы
над водицею стоят;

Солнца свет лучами льётся,
заплетается в косах,
радость девичья смеётся
отражаясь на водах.

На главах венки из листьев,
неба синь в больших глазах,
вдохи падают в водицу
уплывая на волнах;

От зари румяны щёки,
птицы малы на плечах
нежно крылышком щекочут
да играются в серьгах.

Ветер нежно чешет косы
прядь за прядкою легко,
хоровод ведут берёзки-
слышно песни далеко…

***


Земля печали


***

Простор степей влечёт печальный взгляд,
и камни скоро станут кандалами,
там птицы крик как острая стрела
летит к тебе меж мирными холмами;

Тяжёл и горек воздух от костров
и заунывна песнь у аксакала,
как девы грудь возвышенность холмов
под тонким безыскустным покрывалом.

Там шелест трав доносится как плач,
и ветер дик, и труден шаг усталый,
но бъёт родник сверкая и журча
и носит воды с силой небывалой;

Уныл и бледен розовый рассвет,
и тихости туманная завеса
расскажет, что земли печальней нет,
что нет земли печальнее, чем эта.

***


Луна и тёмное окно


***

Луна и тёмное окно,
и силуэт в оконной раме
и в глубине фортепиано
с открытым нотным полотном…

И плед на стареньком диване,
и в лунном серебре паркет
и белых хризантем букет
в сверкающей хрустальной вазе;

И тёплых чувств остывший след,
как блеск на шелковистой пряди
покой в уставшем нежном взгляде,
и тишина, и лунный свет.

***