Скачут кони дикие


***

Скачут кони дикие
по простору дольнему,
реет ветер гривами,
режет гром и молния;

Позади всё чёрное…
вырываясь яростно
в беге кони вольные
рвут сердца безжалостно.

Впереди виднеется
даль простора светлого…
так душа надеется
в муках часа смертного;

И сама то крепится,
сколько имет силушку,
веря в воскресение
сделать шаг в могилушку.

***


Утро раннее с востока

***

Утро раннее с востока
Начинает свой разбег,
Ходит в поле одиноко
Одинокий человек;

Увела его тропинка
От селенья в тишину,
Снял горячие ботинки
Да улёгся на траву.

Лад пришёл и сердце стихло,
Успокоилась душа,
Только память повелиха
Травит горечь не спеша.

Завсегда душа открыта
Человекам и ветрам,
От того хватила лиха-
Не разделишь пополам;

Есть ещё такие люди,
Что не могут скрытно жить,
Вот и носит их на блюде
Человеческий язык.

Дико косному такое
Видеть вольное житьё,
От того с весёлой злобой
Топчет сердце он твоё.

***

Светит Русь как зоренька

***

Всё стучат топорики,
пилы, молотки-
мастерят соколики
струги* из сосны.

Как работа спорится,
любо посмотреть-
здорово торопятся,
чтобы всё успеть.

Паруса налажены,
задраны носы,
флагами украшены,
а на тех кресты.

Зоренька румяная
увлекает в путь,
катит волны плавные,
да щекочет грудь;

Добрым ветром схвачена,
как дрожит душа-
молятся казаченьки
Богу не спеша…

Атамана воинство
ловит слово с уст,
тот же не торопится,
да кусает ус;

Взор его недвижимо
смотрит пред собой-
собирайся с силами
поиграть с судьбой…

За уральский камень,
через русла рек
поплывёт отчаянно
горстка человек.

Впереди теснинами
станет долгий путь,
атамана именем
грады нарекут;

Да посеют семенем
головы в полях,
в крае диком северном
на семи ветрах…

А пока головушки
буйны на плечах,
и Сибирь как вдовушка
плачет от татар.

Не ругай казаченька
долюшку свою,
кто ещё отважится
послужить царю?-

От лихого ворога
землю свободить,
и первопроходцами
в необъятной быть…

Смотрят земли русские
славно чрез века,
да поют без устали
имя Ермака;

Доблестью украшенный
весь казачий род
будет силой страшной
и Руси оплот…

Светит Русь как зоренька —
«Наш тебе поклон!» —
так казаки молятся
у святых икон.

***



*Струг — русское плоскодонное парусно-гребное судно

Мамина песня

***

Над тихим младенцем склонясь к колыбели
мне матушка песню красивую пела,
и белые руки, и тихий покой
она простирала тогда надо мной.

Я голосу чутко младенцем внимал,
и всю её нежность с любовью впитал,
ношу это песню и ныне с собой
и слышу в безветрии чащи лесной;

Я слышу её в продолжении сна,
и всюду, где только возникнет она,
и матушкин голос счастливый родной
в мгновении каждом всегда надо мной.

Как дышат на землю легко небеса,
так мамина песня со мною всегда,
и словно младенец в объятиях земли
я чувствую это дыхание любви.

***


Лети, воронной!

***

За вольную волю с казацкой судьбой
пришпорю коня- лети, воронной!-
пусть ветер в удачу, пусть стонет земля…
я плачу, я плачу лаская коня.

Надёжнее друга не встречу себе,
эх, ночка подруга, укрой потеплей,
погреемся оба в степи у огня…
я плачу, я плачу лаская коня.

Под звёздами вольно взохнула душа,
казацкая доля, как есть, хороша,
что нужно всегда под рукой у меня…
я плачу, я плачу лаская коня.

***


Край родной, открой свои объятия


***

Край родной, открой свои объятия,
уведи опять в глухую тишь,
гдё цветы моё украсят платие,
где с обрыва видится Иртыш;

Загляжусь на быстрое течение
и легко до берега спущусь…
ты моё второе вдохновение,
ты моя неведомая Русь.

От чего скрывают зори алые
от случайных взглядов красоту?-
от того, что в сердце место малое,
от того не видят её всю…

Тишина замучает лобзанием,
а туман обымет холодком…
ты моё привычное дыхание,
ты сердцебиение моё;

Край любви, где травами заросшие
застоят привольные луга,
как вы без меня, мои хорошие,
как вы там цветёте без меня?…

Не томи меня разлукой тёмною,
дай светло смотреть в твои края
и тогда за давностью далёкою
я глотну родного ветерка.

***


Темнота…на арене пылают круги


***

Темнота…на арене пылают круги,
рык зверей в тишине раздаётся,
устрашающе пламя горит впереди,
зверь отважно на пламя несётся;

Миг…и он пролетает палящий огонь,
и ещё, и ещё…сколько нужно,
слыша хлыст, как всегда у себя за спиной,
звери все как один прыгнут дружно.

Тигр не любит огня, он боится его,
только тот, кто хлыстом устрашает,
всё решает всегда за него самого
и опять на огонь отправляет;

Тигр замедлил прыжок, он не ведает страх,
он привык, он и здесь не сдаётся,
только этот с хлыстом и улыбкой в зубах
над послушливым зверем смеётся…

Он успеет ещё перепрыгнуть круги
и пойдёт в ненавистную клетку,
а пока он тому, кто с хлыстом позади,
не прощает вчерашнюю метку…

Свет погас и опять опустели скамьи,
только тигр не живёт переменой,
ему чудится всё, пламенеют круги,
а в ноздрях стойкий запах измены.

***


Труждает пастырь пастухов


***

Труждает пастырь пастухов
пасти Христово стадо,
и сдержит полчища врагов
церковная ограда;

Но у овечек к пастухам
бывает нет доверия,
и потому они к волкам
идут без рассуждения…

А те окажут им приют
и зазывают в гости,
но ничего там не найдут
кроме смертельной злости;

И стихнет голос пастуха,
и в маленькое сердце
вонзятся волчие клыка,
и никуда не деться…

Вчера я видела волка
зовущего к спасению,
и он от самого Христа
давал благословение;

Но отстранилася овча
от ласковых объятий,
как не было в его словах
привычной благодати…

Но душу хладно омрачив
успел задеть когтями,
и кровь по капелькам сочит
из неприметной раны…

Овча в ограде весела,
но лишь из любопытства
она по хитрости врага
всего может лишиться.

Не нужно доверять врагам
в упорстве самомнения,
а быть поближе к пастухам
в защиту и спасение.

***


Любовь…как мир тебя не знает


***

Любовь… как мир тебя не знает,
скорбят от холода сердца,
жальчее тени жизнь тогда,
когда она тебя не знает…

Но если встретил я тебя
в разломах жизненных коллизий,
то только потому, что в жизни
я видел кроткого Христа.

Ты не приходишь с предпочтением,
и равна к бедным и царям,
но открываешься сердцам,
что вышним живы попечением…

Исполнь меня сего огня,
пусть будут малыми истоки,
дай каплю мне одну лишь только…
тогда скажу, что жил не зря.

***